Древнерусские рукописи

 

В cpeдние века до изобретения книгопечатания книга была рукописной. Во всех странах работали тысячи квалифицированных переписчиков книг. Кроме них над книгами трудились художники, создававшие многочисленные многокрасочные миниатюры и заглавные буквы с рисунком. По этим миниатюрам мы не только можем узнать внешний вид людей, их быт и нравы, но и изучать многие исторические события.

Рукописная книга называлась манускриптом. Манускрипт (позднелат. manuscriptum, от лат. manus — рука и scribo — пишу, русский синоним — рукопись) — древняя или средневековая рукописная книга или отдельные несшитые листы.

На чем же писались рукописи? В качестве писчего материала применялась сначала глина (клинопись), пальмовые листья, берестяные грамоты, папирус (папирусные свитки в Др.Египте) Со второго века до н.э. книги стали писать на пергаменте. Изготовление пергамента было сложным и дорогостоящим делом. Мастер специальным ножом скоблит шкуру животного (чаще всего использовали телячью кожу, но встречается и шкура других животных), натянутую на раму для просушивания. Полировка готового листа пемзой, формирование листа.

Труд писца был тяжелым: как ни старался писец, он мог переписать в день лишь 4—6 страниц книги большого формата, где умещалось по 40 строк на каждой странице. На переписку книги из 400 таких страниц требовалось почти 2,5 месяца напряженного труда, и все это время писец находился во власти заказчика. Если заказчик считал, что писец недобросовестно относится к порученной ему работе или нарушает ее сроки, то он мог его оштрафовать, лишить имущества. Если же писец, не завершив работу, начинал новую, заказчик мог запереть его и даже заковать в цепи, пока переписка не будет окончена. Трудясь в подобных условиях, бродячие писцы редко ставили на рукописи свои подписи. Чаще заказчик требовал, чтобы его собственное имя красовалось под текстом переписанной для него книги.

Над изготовлением книги обычно работало, кроме переписчика, несколько его помощников. Они нарезали из пергамента листы, заклеивали или заштопывали на нем дыры, чтобы каждый кусочек этого ценного материала пошел в дело. Кусок пергамена из целой кожи животного перегибали пополам: так получался «полный лист». Книги из листов такого размера назывались фолианты (от лат. «фолиум» — лист). Меньшие по размеру книги делались в одну четвертую и в одну восьмую листа. В монастырских мастерских отдавали предпочтение фолиантам: по ним было легче читать в полумраке собора. На изготовление каждой такой книги уходило целое стадо овец: от 200 до 300 голов. Из-за постоянной нехватки пергамента в дело шли уже использованные листы: ненужные документы, поврежденные страницы книг, а иногда и целые книги, если церковь и монахи признавали их еретическими.

Тогда старый текст смывался или выскабливался и на пергаменте писали новый. Нарезав пергамент, его затем складывали в тетради. Это слово произошло от греческого «тетрадион» — четверной, так назывались соединенные вместе четыре листа. Их нумеровали, линовали и передавали писцам.

Наконец текст написан. Наступила очередь иллюстраторов, ими часто были сами писцы-монахи. Затем готовую книгу уносили в переплетную мастерскую, там тетради сшивали, аккуратно обрезали, выравнивая страницы, и заключали их в переплет, который изготовлялся из досок, обтянутых кожей. Для прочности его углы скреплялись металлическими наугольниками, а выпуклые шишечки должны были оберегать кожу переплета от царапин при соприкосновении с поверхностью стола. Специальные боковые застежки-зажимы предохраняли пергамент, который со временем пересыхал и начинал коробиться. Форма книги стала называться кодексом. И вот книга закончена. Теперь передавали ее на хранение в библиотеку под опеку монастырского библиотекаря. Он вел учет книг, составлял их список— каталог.

У каждого мастера были свои секреты изготовления клея и красок, заимствованные из рецептов византийских и восточных мастеров и дополненные собственным опытом. Прежде чем накладывать краски на пергамен, художники смешивали их с яичным белком. Синюю краску получали из растений (индиго, цветов василька) и минерала лазурита. Красную добывали из плюща, а особенно ценили киноварь и сурик, который получали при нагревании свинцовых белил. Для зеленой краски применяли малахитовую зелень, для желтой — различные оттенки охры или отвар корней из стеблей шафрана. Коричневую получали из отвара коры ольхи, или луковой шелухи. Наконец. использовали искусственные краски: «золотые» — из порошков меди и цинка и «серебряные» — из олова и цинка

В городах постоянно толпились бродячие писцы в поисках заработка. Среди них были странствующие монахи, студенты и писцы-профессионалы, зарабатывающие своим пером на жизнь. Их сразу же можно было узнать по подвешенной к поясу чернильнице и перу, которое они носили за отвернутыми полями шляпы. В перекинутой через плечо котомке хранилось все несложное снаряжение переписчика. Это прежде всего запасные гусиные или лебединые перья и чернильный порошок, который изготовлялся из смеси сажи с высушенными чернильными «орешками» (наросты на дубе) и смолой вишневого или сливового дерева. Хранились там и два ножичка: один для заточки и обрезки перьев, а другой, с широким концом, для подчистки клякс и ошибок. Еще в котомке были губка для смывания текста, мел для подбеливания пергамена, подкладная доска, циркуль для разметки строк, линейка и свинцовый карандаш для разлиновки страниц. Хранили и кусочки пергамена с образцами шрифтов. Пергамен (особо выделанная кожа телят и ягнят) был дорогим материалом и предоставлялся писцу заказчиком. В его доме обычно бродячий писец и работал, нередко всего лишь за кров, еду и одежду.

Древнейшие славянские рукописные книги известны с Х-ХI веков. Они написаны двумя видами письма — кириллицей и глаголицей. Около 863 г. произошло событие исключительной культурно-исторической важности: была изобретена славянская азбука. Ее основателями считаются Кирилл и Мефодий – братья из греческого города Солуни (Салоники).

Самой ранней точно датированной книгой является написанное на пергаменте кириллицей Остромирово Евангелие (1056-1057 гг.). Рукопись форматом в лист (30-35 см.). Оно было создано в период с октября 1056 по май 1057 г. для новгородского посадника Остромира. Эти сведения содержатся в послесловии к книге дьякона Григория, составленном в соответствии с византийской традицией. В послесловии восхваляется имя заказчика и содержится просьба о снисхождении к возможным ошибкам переписчика. Книга написана Григорием всего за восемь месяцев. Остромирово Евангелие 1056-1057 гг. является шедевром искусства книги Древней Руси, иллюстрируется изображениями евангелистов, великолепными инициалами и заставками, выполненными в соответствии с византийскими традициями. Имя Григория стоит одним из первых в ряду русских книжников и писателей, создателей великолепных произведений, в которых искусство каллиграфии сочетается с замечательным художественным оформлением.

«Праздничность» книги подчеркивается разнообразием разрисованных инициалов одних и тех же букв. Так, например, инициал буква «В» повторяется 135 раз, но каждый из них отличается от других! Кроме того, книга снабжена тремя большими миниатюрами, изображающими евангелистов Иоанна, Луку и Марка. Считается, что эти миниатюры написал художник-грек, поскольку выполнены они техникой инкрустированной эмали, употреблявшейся тогда исключительно в Византии.

Главные элементы художественного оформления книг — это миниатюры, заставки и инициалы.

Миниатюрой называется сделанный от руки многоцветный рисунок, который мог располагаться в любом месте рукописи. Начальные фразы обзацев и разделов выделяли красным цветом. Красные чернила изготовлялись из киновари или сурика. Красный по латыни называется рубер. Отсюда слово рубрика или красная строка.

Заставка — небольшая орнаментальная или изобразительная композиция, выделяющая и украшающая начало какого-либо раздела книги. Миниатюра, как правило, сложнее заставки, она представляет собой в большинстве случаев настоящую маленькую кар тину.

Инициал (буквица) — это заглавная буква укрупнённого размера, помещаемая в начале текста книги, главы, части или абзаца. Инициалы часто превращались в сложные рисунки, изображавшие диковинных зверей, птиц, чудовищ, сражающихся воинов, скоморохов и глашатаев. Их выделяли киноварью (красной краской), золотом, иногда — несколькими красками одновременно. Традиция книжной миниатюры пришла на Русь из Византии, и русские живописцы вначале во всём следовали канонам, воспринятым из средиземноморской «империи тёплых морей». В течение нескольких столетий сформировался уже чисто русский стиль.

Главным орнаментальным украшением средневековой рукописной книги была, как правило, заставка. На протяжении XII-XIX вв. русские книгописцы и живописцы выработали несколько последовательно сменявших друг друга (а временами конкурировавших между собой) орнаментальных стилей. Древнейшим из них был старо византийский стиль, который главенствовал в XI-XIII вв.: торжественный, даже несколько тяжеловесный, с обилием золотой краски. Другой характерной чертой этого стиля были строгий геометризм и правильность форм. В XIII-XIV вв. его сменил чисто русский оригинальный тератологический (от греч. «тератос» — «чудовище»), т. е. чудовищный, звериный, стиль, возникший в Новгороде. Так он называется по той причине, что инициалы и заставки, выполненные в этом стиле, представляют собой переплетённых ремнями или жгутами невообразимых чудищ, зверей и птиц, лапы, шеи и хвосты которых изгибаются под немыслимыми углами, переходят в растения и вновь в конечности, но только уже других «персонажей» рисунка. Люди и животные как бы силятся разорвать удушающие их путы. В этом стиле очень многое взято из древней языческой культуры, которая самым парадоксальным образом соединяется с культурой христианской.

В Древней Руси и Московском государстве переплётом для книг служили деревянные доски — крышки. Доски обтягивались кожей, на которой горячими металлическими клеймами оттискивались орнаментальные рисунки, а иногда и сложные многофигурные композиции. Например, переплётчики Московского Печатного двора ставили свой «фирменный знак» — клеймо с изображением битвы между львом и единорогом, которое заключено в круговую надпись. Порой на тиснёные рисунки наносили позолоту. Чтобы изображение не стиралось, в крышки вставляли медные выпуклые кружки — «жуковины». Кроме того, переплёт иногда украшали «наугольниками» и «средником» — металлическими пластинами в центре и на углах досок. На них чаще всего изображались распятый Христос и евангелисты. Каждая книга имела медные, реже — серебряные застёжки, или шпеньки, на которые накидывались ремённые петли. Дорогие переплёты отличались от «простых» тем, что вместо кожи крышки обтягивались бархатом или другой красивой тканью. Обрез страниц книги золотили и оттискивали на нём чекан — изображения виноградных гроздьев, цветов и листьев. Драгоценный переплёт представлял собой отделанный самоцветами массивный серебряный «оклад», закреплённый на крышках переплёта, с многочисленными фигурами святых, пророков и ангельских чинов. В этом случае книга, если её поставить на торец, напоминала небольшой иконостас, а если положить — шкатулку, созданную искусным ювелиром. Подобные переплёты изготовлялись по заказу государей, крупнейших деятелей Церкви и представителей высшей аристократии, поскольку стоили они неимоверно дорого. Стоимость некоторых из них была равна заработку ремесленника или купца средней руки за несколько лет, а то и десятилетий. Некоторые подобные драгоценные книжные переплёты великолепной работы в наши дни можно увидеть в залах Оружейной пала ты Московского Кремля или в Патриаршей ризнице.

Остромирово Евангелие было написано в единственном экземпляре. В нашем фонде имеется факсимильное издание – воспроизведение знаменитой книги, отпечатанное в том же формате, что и рукопись и точно передающее все особенности оригинала. Рукопись хранится в РНБ (СПб). Была найдена акад. Дружининым в покоях Екатерины второй.

 

Факсимильные издания

Вызволить из плена времени уникальное рукописное или старопечатное творение, придать ему обновленный вид, наделить его преимуществами современных книг – эту задачу призвано решать факсимилирование издания. Латинское fax simile означает «делай подобное», а не «делай точно такое же», то есть уже в прошлом понимали, что точно воссоздать особенности рукотворной книги практически невозможно, поскольку неповторимо само индивидуальное мастерство ее создателей. Даже в том случае, когда искусственно копируются механические повреждения ( скалы, надрывы, подпалины, размывки, то и тогда нельзя утверждать, что достигнуто совершенно идентичное воспрозведение, так как экземпляры отличаются друг от друга неповторимыми следами времени. Назначение факсимильных изданий не столько во внешнем «подделывании» под старину, сколько в глубинном раскрытии ее непреходящего исторического, культурного и художественного смысла, то есть в выявлении ее содержания.

Второй по времени точно датированной древнерусской книгой является Изборник Святослава (1073 г.). Она написана на пергамене кириллицей при князе Святославе Ярославиче. Изборник Святослава 1073 г. — одна из самых больших по величине древнерусских книг, высокохудожественный памятник книжного искусства. Изборник Святослава 1073 г. имеет энциклопедическое содержание. В нем обсуждаются проблемы христианского богословия, разъясняются положения Библии применительно к событиям повседневной жизни, приводятся сведения по астрономии и астрологии, математике и физике, зоологии и ботанике, истории и философии, грамматике , этике и логике. Это самая древняя антология – сборник сочинений разных авторов. В ней собраны как религиозные так и мирские сюжеты писателей IV – IX вв. (например, Иоанна Златоуста), помещены вопросы и ответы церковного писателя Анастасия Синаита. В Изборнике помещены списки рекомендуемых и запрещенных книг (текст богословца от словес). Книга написана двумя писцами, имя одного известно — дьяк Иоанн (текст золотом).

Открывает изборник миниатюра, изображающая княжескую семью. В руках у князя Святослава Ярославича книга. В книге два декоративных фронтисписа, на которых изображены трехглавые и одноглавые храмы. Под арками порталов мы видим портреты авторов, произведения которых вошли в Изборник. Декоративны и заставки, по верхнему краю которых изображены львы. Животные и птицы населяют рукопись. Это и павлины, сидящие на главах храмов, и знаки зодиака – телец, овен, козерог, начертанные на полях Изборника.

Рукопись написана на пергаменте, уставом на древнерусском языке, кириллицей. Текст еше не разделен на слова, лишь некоторые словосочетания и буквы, обозначающие цифры, разделены точками. Общеупотребимые слова написаны сокращенно. При этом ставились титлы: ?, обозначающие, что применено сокращение. В нашем фонде находится факсимильное воспроизведение издания 1983 г.

В XIV веке некоторые южнославянские книги стали писать на бумаге, однако окончательный переход на нее произошел в XV веке. Хотя и в этом столетии еще применялся пергамент, но он использовался все реже и реже. Размножением рукописных книг занимались книгописные мастерские при государственных (княжеских) канцеляриях, монастырях и церквах. Переписку книг и художественное их оформление делали церковнослужители, монахи и светские люди. В мастерской одновременно работали три мастера – писец, художник и златописец. Процесс письма был длительным, материал письма (пергамент) дорогим, и это не только делало каждый книжный фолиант трудоемким, но и придавало ему особый ореол ценности и значительности. Литература воспринималась как нечто очень важное, серьезное, предназначенное обслуживать наиболее высокие духовные потребности.

Искусство художественного оформления книги в средневековой России играло не меньшую роль и было не менее оригинально, чем, например, иконопись или архитектура. Абсолютное большинство книг того периода было духовного содержания. Книга пришла на Русь вместе с христианством. В центре христианских обрядов стоит книга. Православные миссионеры всегда отправлялись к язычникам, имея при себе важнейшие книги христианского вероучения. Средневековая книга заключала в себе молитвы и богослужебные песнопения, жития святых и поучения Отцов Церкви. Летописи и хроники начинались библейской историей, своды законов не обходились без ссылок на Божью волю. Философия, география, политика и простая житейская премудрость основывались на религии. На протяжении многих веков в Древней Руси поддерживалась византийская традиция глубокой религиозности, где Слово воспринималось как носитель премудрости Божьей, а книга — как источник Слова. Поэтому отношение к книге было весьма бережным, почти благоговейным, как к настоящей духовной драгоценности.